Подборка самых интересных вещей от наших редакторов у нас в магазине.
Империя Зла

10 лет спустя: вспоминаем первый показ Гоши Рубчинского в Москве

Империя Зла

Сегодня Гоша Рубчинский известен всему миру как модный дизайнер, который изменил культурные понятия о глобальном и локальном. Будучи родом из страны, которая считалась периферией, он использовал свой жизненный опыт для создания новой глобальной субкультуры. И внезапно дети из Парижа, Нью-Йорка и Токио захотели выглядеть как русские.

gosha rubchinskiys 2008

За последние пару лет Рубчинский занял законное место среди влиятельных домов уличной моды, таких как Supreme и Palace. А такие мега-бренды как Adidas и Reebok выстраиваются к нему в очередь в ожидании коллабораций. у

Не так давно мир моды взорвала новость о том, что Гоша прекращает выпуск сезонных коллекций, а их место займет нечто новое. Неизвестно, каково будущее бренда Рубчинского, однако дизайнер тем не менее сделал заоблачную карьеру, обозначив на карте Москву, как одно из действительно модных направлений. Причина феноменального успеха Рубчинского в его уникальном видении художника, которое было заметно даже в самом начале его пути, уже до сотрудничества с Comme des Garsons.

Все началось в 2008м году на стадионе в Москве, где проходил самый первый показ Рубчинского «Империя зла». Этот показ стал определяющим моментом в российской молодежной культуре новой эпохи.

Шоу проходило на кирпичного цвета беговых дорожках стадиона Сокольники. Гошины модели, облаченные в спортивные шорты, носки и ветровки не только соответствовало месту показа, но и подчеркивало враждебный и разрушительный дух улиц. Свитшоты и маски на лице были украшены шипами, рукава обрезаны намного выше плеча, а вдохновителями принтов стали хардкор и дэт-метал. Молодые люди энергично ходили по стадиону, как неизвестное стильное племя, под рейв из поздних 90-х – музыку их детства и юности.

gosha1
gosha2
gosha3
gosha4

Основным графическим элементом коллекции стал вышитый двуглавый орел, соединенный с мордой разъяренного медведя, в окружении заряженных винтовок и слов «империя зла» — отсылка к печально знаменитой речи Рональда Рейгана 1983 года. С одной стороны – это дерзкая шутка и отсылка к давнему страху Запада перед Россией и стереотипам холодной войны. С другой стороны – это серьезный и глубокий поиск новой национальной самобытности. Это также стало началом того, что позже приобретет известность под именем пост-советсткой эстетики в моде, и началом международной карьеры Рубчинского.

Показ отразил креативную энергию Москвы того времени: Рубчинский смог арендовать стадион благодаря команде творческого объединения S-11, открывшего клуб Солянка – одно из самых известных мест ночной Москвы тех лет. «Организовывать показы в новых и необычных местах было обычным делом для Москвы того времени», — вспоминает Юлия Выдолоб, которая участвовала в показе и брала у Рубчинского интервью для журнала «Афиша». «В Москве были и есть два способа устраивать показы: по большей части скучный мейнстрим или более приватные и захватывающие действа. И этот показ был как раз их таких».

 

«Тех, у кого не было машины, привезли на специально заказанном автобусе от культового, но ныне уже закрытого клуба «Солянка». Публика по большей части состояла их тех, кого ты знал, включая Гошину команду: московские стилисты, редакторы, пиарщики. Поэтому было ощущение, что ты на каком-то дружеском модном мероприятии. Но когда начался показ, все было настолько ново, сильно и необычно, что я была просто потрясена. Мальчики-скейтеры вместо моделей, небольшого роста молодой человек весь в татуировках, который выглядел, как десятилетка – этого никто не видел раньше. Одежда в духе 90х была одинаково близка и тинейджерам, и нам в наши тридцать: первые будут носить ее каждый день, а мы помним ее из нашего советского детства, когда ее так  трудно было достать.

«Гоша нагрузил свою одежду социальными, культурными, политическими и мифологическими аллюзиями. Именно это он блестяще делает с самого начала своей карьеры. Потом он сказал мне, что не мог создать свою первую коллекцию в течение нескольких лет, до тех пор, пока идея коллекции окончательно не сформировалась. И это действительно так и есть: для иностранцев коллекция могла казаться сувенирной со всеми этими медведями, кириллицей и прочими атрибутами, но для любого русского человека она была открытой книгой. Самое странное то, что эта коллекция до сих пор выглядит модной. Ее задачей было не представление реальной империи зла, но всего лишь ее идею и миф о ней. И посмотрите, чем это в итоге обернулось.»

Тот факт, что коллекция стала частью мощного культурного сдвига нового поколения русских было очевидно всем, кто работал в то время с Рубчинским. «Я встретил Гошу в 2007 или 2008 на уличной вечеринке и мы часами говорили о фотографии и искуссстве, а также об Александре Родченко (легендарном русском художнике-конструктивисте)», — вспоминает художник Кирилл Савченков, помогавший организовывать шоу.

Гоша

«Мы много времени проводили вместе, и я время от времени фотографировал. Меня привлекало то, что это была не просто история об одежде, но о культурной ситуации в целом. Речь шла о самобытности, которая сформировалась в результате уникальных событий и процессов, как ответ на кризис культуры и идентичности. Это выражалось через одежду и моду и мы работали с детьми, которые сами были частью этого движения».

Уже тогда Рубчинский умел создавать сложные художественные высказывания. Для «Империи зла» важно было все: от места до выбора музыки, а также его страничка в интернете с фотографиями, названная Аглец.

«Сегодня интернет-журналы очень популярны, но в то время это было что-то новое и необычное с точки зрения дизайна и выразительности», — вспоминает Павел Миляков больше известный сегодня под псевдонимом Буттехно, который создавал графический дизайн для Аглец. Павел работал над саундтреками к показам Рубчинского несколько лет. «Для меня все это было особенным, поскольку это было ново, свежо и честно. И даже после стольких лет это по-прежнему так. Не только в контексте Москвы, но и глобально, и в этом сила.»

Несмотря на тот факт, что показ проходил в Москве вне календаря модных показов, работа Рубчинского оставила след на международной сцене. Дариуш Хадж-Наджафи, в те времена редактор VICE Style, а на сегодняшний день главный редактор Complex UK, вспоминает то чувство эйфории, которое охватило его, когда он обнаружил работы Рубчинского.

гоша

«Весной 2009 года я сидел в офисе VICE и увидел то, что я считал онлайн-постом о шоу Гоши в блоге, и буквально подпрыгнул от неожиданности. Это было офигенно современно. Это была мода, искусство, созданное тем, кто любит культуру рабочего класса. Отобранные модели выглядели невероятно реалистично, спортивные костюмы в сочетании с металлизированным деталями смотрелись очень свежо. Его лукбук с брутальной архитектурой и словами «империя зла» стал напоминанием о нападках Рональда Рейгана на СССР.»

Оглядываясь сегодня на эту коллекцию, видишь, что политическая значимость до сих пор сохранилась: не только в российской культуре, которая сегодня как никогда демонизирована и фетишизирована. Мы вступили в эру, когда у власти новое поколение проходимцев-политиков. В разгар политического кризиса вся надежда по-прежнему на молодежь: мы двигаемся вперед, но пронзительная искренность «Империи зла» Рубчинского по-прежнему актуальна.

Комментарии к статье

Ваш комментарий

Будьте в курсе всех событий

Подпишитесь на специальную рассылку